Интернет-магазин

[ Перейти в магазин ]

Последний матч

25 ноября 2020

МПР. Сезон 2020-2021

11 Тур


Ротор-М Тамбов - М

1 : 2

Прогноз на матч: 2:1

сделано прогнозов: 9


Стадион «Зенит».


Новые фото

Наша позиция

Авторизация

Вход через соцсети:

Вход:

  • Видеожурнал

    Жизнь фанатов, игроков и клуба "Ротор"



    • 11 лет назад остановилось сердце Великого тренера и человека...

    [ Все выпуски ]

    Поиск по сайту




    автор: Realist (опубликовано:  20 июль 2014, 20:50)
    Когда я работал в Самаре, вратарь «Ротора» Чичкин сыграл против нас волшебно. Вытаскивал все, Хоттабыч какой-то!» Слова экс-президента «Крыльев Советов» Германа Ткаченко, пожалуй, воссоздают образ кубанского вратаря наиболее ярко. Только вот на Кубани Чичкин, к сожалению, почти не играл. Краснодарский этап карьеры известного вратаря завершился в далеком 1995-м, а потом - 6 лет в волгоградском «Роторе». Оттуда его через 3 года вызвали в сборную страны на матч с грозными бразильцами, там он чуть не дотянул до медалей чемпионата страны и дебютировал в еврокубках. В городе-герое, куда Чичкин не раз возвращался, он до сих пор для болельщиков «наше всё». Да и в Самаре, Ростове, Владивостоке, Мурманске его помнят как стража ворот, творившего в «рамке» чудеса.

    И вот Андрей Чичкин вернулся! Вернулся, наконец, на родную Кубань после долгих лет «в разъездах». Теперь краснодарский Хоттабыч будет учить уму-разуму мальчишек в футбольной школе. А «Независимая спортивная газета» не могла не отметить возвращение голкипера в родные пенаты развернутым интервью с ним.


    Андрей Чичкин:  Для меня Волгоград как второй дом



    Равнялся на Балахнина и Шмейхеля

    - Андрей, прежде всего, с возвращением! Соскучились за столько лет «отлучки» по родному дому?

    - Конечно, соскучился! Считайте, как в 18 лет в Волгоград уехал, так с концами… И вырываться домой редко получалось. В тех же «Роторе» и «Крыльях» отпускали в год на пару недель - все. Когда в Ростове играл, приезжал чаще: всего-то три часа езды на машине. Да и от Химок, где два сезона провел (2007-й и 2008-й, - прим.М.Г.), до Краснодара два часа на самолете. Тогда удавалось на пару месяцев отлучаться. А вот из Мурманска, где последние два с половиной года за «Север» играл, домой часто не полетаешь.

    - То есть тоска по родине на решение повесить бутсы на гвоздь повлияла?

    - Честно говоря, устал уже кататься. В 36 лет многочисленные переезды по стране в тягость. Это в последнее время «Север» чаще самолетом путешествует - до того больше поездом. А в зоне «Запад» второй лиги расстояния между городами немалые. В ту же Вологду, представьте, мы на поезде 38 часов добирались! Причем, в жару, без кондиционера… От такого даже морально устаешь. Поэтому, хоть и были приглашения от команд второй лиги, сказал себе: все, хватит.

    - А решение стать детским тренером по вратарям у вас давно созрело?

    - Тренировать я начал еще в Мурманске. В «Севере» было несколько молодых голкиперов, взял их «под крыло». И сам тренировался, и ребят подтягивал. Одному было 16 лет, когда я пришел, а второй, Артем Бондаренко, чуть старше. Кстати, Бондаренко местный парень - сейчас за Кубанский госуниверситет играет. Еще год с Олегом Смирновым поработал, он в свои 24 теперь основной вратарь «Севера». Так что определенный тренерский опыт есть.

    - Почему же оказались именно в краевой СДЮСШОР-5, что на стадионе «Кубань» базируется?

    - Во многом тому поспособствовал Максим Фролкин, известный на Кубани вратарь, мой друг. Уж как лет 20 мы с ним знакомы. Он раньше работал в интернате «Кубани», а сейчас пошел на повышение - в дубль желто-зеленых. Максим, собственно, мне этот вариант и предложил. Я, естественно, был не против - все-таки два года к тренерской карьере готовился.

    - На ваш взгляд, важно, чтобы вратарей готовил именно вратарь?

    - Это очень важно. Ведь в наше время такого не было. Например, взять моих тренеров в школе - Александр Иванович Чугунов, Михаил Максимович Рубан, Сергей Константинович Григорьев. Они возились с нами, с голкиперами, давали некоторые специальные упражнения. Но они не вратари. Да, любовь к игре привили, а о полноценной подготовке речь идти не могла. Более того - я вам скажу, даже во многих клубах в 90-е не было тренеров по вратарям! В том же «Роторе», например, с нами занимался третий тренер - в прошлом полевой игрок.

    - И как же тогда получилось, что встали в ворота?

    - Меня в «рамку» с детства тянуло. Во дворе когда играли, кем только не был - и нападающим, и последним защитником. Но тянуло в ворота. Отец рассказывает, что впервые взял меня с собой на футбол в три года: «Кубань» тогда в союзной «вышке» выступала (1980-й, - прим.М.Г.). И однажды спросил: «Сынок, кем хочешь быть в будущем?» Я сразу сказал - вратарем. Всегда, как на футбол ходил, особенно следил за голкиперами. Из той «Кубани» 1980-х помню урывками игру Александра Балахнина. Мне с ним, кстати, посчастливилось в Ростове два года поработать (в 2005-2006-м, - прим.М.Г.). Он и тренер отличный, и человек замечательный.

    - То есть Балахнин для вас кумир детства?

    - Старался на него равняться. А еще мне нравилась манера игры Петера Шмейхеля, легенды «Манчестер Юнайтед». Он сам по себе фактурный и действовал в воротах очень уверенно. Особенно запомнилось, как он играл на перехватах: одной рукой мячи ловил! Сам так, правда, по молодости не пробовал делать, только сейчас уже на тренировках. А в краснодарском «Колосе», куда мы с Фролкиным в 1993-м после спортшколы попали, познакомился с Алексеем Прудниковым. Представьте только - попасть в одну команду с олимпийским чемпионом Сеула-1988!

    - Алексей Павлович, я так понимаю, и делал из вас вратаря?

    - Да, от него я получил базовый багаж знаний. Дальше эти знания только пополнялись, когда работал с другими тренерами. Порой подходы у них сильно разнились, но в основном отличались лишь деталями. Так что воспитан я еще по советской методике - той самой, по которой учились и Балахнин, и Прудников. Она направлена, прежде всего, на эффективность, а не на эффектность. По ней же, кстати, готовил Акинфеева в ЦСКА Виктор Чанов. Суть методики в том, чтобы не совершать красивый прыжок, а действовать рационально и надежно.

    - То есть такие вратари, как Руслан Нигматуллин, запомнившийся своими эффектными сэйвами, в систему не вписываются?

    - Они, скорее, исключение из правил. Хотя и такой подход у нас в стране присутствует. В Ростове еще до прихода Балахнина работал тренер Волков. Так вот он тоже требовал играть эффектно. Честно говоря, я этого не понимал. Тот же Прудников учил меня другому: быстрому перемещению ног, выбору позиции. Показывал, как правильно ловить мяч, ложиться под удар, как руки поставить, чтобы мяч не пролетал. Вот этому и буду учить ребят, чтобы у них была основа.

    - А если увидите, что у парня вратарских задатков нет, как поступите?

    - Главное, чтоб желание было. Желание именно играть в воротах, а не стоять, как любят у нас говорить. Платон Захарчук, которого я в 1998-м в «Роторе» подменял в «рамке», особенно эту фразу не любил. Когда ему так говорили, отвечал: «Стоят слоны в зоопарке». По нынешним меркам голкипер фактически полевой игрок, активно участвующий в процессе. Так что желание именно играть в воротах восполняет недостатки.

    - И недостаточную реакцию может восполнить?

    - Реакцию, кстати, вполне реально подтянуть. Она ведь есть у каждого, просто развита в разной степени. Есть специальные упражнения для развития реакции, причем, эффективные. Вот антропометрия - проблема поважнее. Сейчас же идеальные параметры для вратаря какие? Высокий рост, длинные руки. Конечно, я знаю и невысоких киперов с отличными реакцией и прыжком, здорово действующих ногами. Но все равно роста им порой не хватает, чтобы вытащить тяжелый мяч.

    - А бывают моменты, когда высокий рост, наоборот, мешает?

    - Лично мне мои 195 сантиметров только помогали. А вот сейчас, когда смотришь на игру высоких молодых парней, подмечаешь: они играют зачастую только за счет роста. То есть совершенно не подключают ноги. И иногда прыжка им не хватает. У вратаря ноги должны работать постоянно, чтобы прыгнуть в нужный момент. Ведь просто лечь под удар порой недостаточно: пролетит мяч чуть дальше от тебя, и можешь не достать.

    - Но ведь, чтобы достать сложный мяч, нужно еще правильно позицию выбрать?

    - Это, кстати, важнее всего. Давайте не будем далеко ходить за примером - возьмем мексиканца Гильермо Очоа. Гремела ведь его фамилия на чемпионате мира в Бразилии. Говорят, фартовый он. Мол, часто нападающие прямо в него бьют. Извините, но так не бывает. Это не нападающий во вратаря бьет, а вратарь правильно позицию выбирает. Встань он на сантиметр левее или правее - быть голу. А раз Очоа команду постоянно спасал, значит, классно читает игру.

    - Умение читать игру появляется с опытом или отрабатывается на тренировках?

    - Мне кажется, оно должно быть изначально, потом ты его только совершенствуешь. Плюс тренер тебе подсказывает, что делаешь неправильно. Тут же много нюансов: например, как расположиться во вратарской, куда посмотреть. Когда следует подача, обязательно нужно сначала глянуть, где находится нападающий. Потом оценить, по какой траектории летит мяч. Если по уходящей, нужно выдвинуться с линии ворот… В общем, тонкостей хватает. Чтобы данное умение оттачивать, приходится кипера на тренировках «таскать» по воротам: так он быстрее свои ошибки поймет.

    - А практику с разбором видеозаписей тренировок будете применять?

    Обязательно, это хорошая практика. Мы так делали в «Крыльях Советов» в 2003-м: тренер по вратарям собирал нас троих и по видео проводил «разбор полетов». Анализировали именно тренировки: как здесь, там удар отбил, почему в двусторонке мяч пропустил. Буквально каждую ошибку обдумываешь, чтобы в матче не допустить осечку.

    - Правда, что прошедший матч футболист старается сразу выкинуть из головы?

    - Честно говоря, не знаю ни одного игрока, который мог бы заснуть после матча. Даже если не думать об игре, мысли о ней будут крутиться в голове. Это происходит на автомате. Тяжело забыть игру, поверьте. Бывало, пропускал я за матч и по пять, и по шесть мячей. Такой кошмар хочется поскорее забыть. Но волей-неволей ты мысленно прокручиваешь эпизоды игры…

    - Как думаете, смог Игорь Акинфеев к матчу с Бельгией забыть тот нелепый мяч, что «запустил» от корейцев?

    - Собраться Игорю удалось, но все равно против бельгийцев, мне показалось, он действовал неуверенно. Наверняка это нервы. Все-таки первый чемпионат мира для него, и ляп в первом матче сказался. А еще, думаю, сказалось, что Игорь выступает в России. Не скажу, что у нас чемпионат слабый. Но здесь нашим игрокам зачастую нет нужды выкладываться на сто процентов. На чемпионате мира же спуску тебе никто не даст. Вот эта расслабленность, неспособность перестроиться, думаю, и сыграла со сборной злую шутку. В том числе с Акинфеевым.

    - А что, на ваш взгляд, случилось с Икером Касильясом в Бразилии? Все-таки о недостатке опыта здесь говорить глупо.

    - Здесь налицо недостаток игровой практики. Он ведь играл в «Реале» в минувшем сезоне только на Кубок Испании и в Лиге чемпионов. И все. По себе знаю, каково это. Два сезона в «Химках» (в 2007-2008-м, - прим.М.Г.) фактически просидел за спиной у Романа Березовского. Но когда изредка выходил на поле, в принципе, не «пожарил». А многие, например, два-три матча пропустят и теряют форму. То же самое наверняка произошло с Касильясом. Голкипер-то он классный, не поспоришь. Но раньше за «Реал» без замен играл, а тут сел на лавку. Отсюда и его осечки в Лиге чемпионов, и семь пропущенных голов на чемпионате мира.

    В Бразилии тренировались под аплодисменты

    - Считаете, вам повезло, что сразу по окончании спортшколы попали в команду мастеров?

    - Считаю, повезло. Пусть в «Колосе» выходил на поле нечасто, зато была практика. Сначала два года играл за дубль во второй лиге. А в 1995-м, когда «Колос» стоял на вылет, два матча провел в первом дивизионе. Повезло, что и в «Роторе» не сидел без дела. После двух лет выступлений за дубль в 1998-м полсезона подменял травмированного Платона Захарчука. В следующем году играли уже по очереди, а потом он ушел, и я стал первым номером.

    - Свой дебют в элите в матче с московским «Локо» помните?

    - Помню, в каком шоке ходил до матча. Платон на предсезонных сборах руку сломал, его подменял второй голкипер. А потом и он заболел - дошла очередь до меня. Подходит ко мне за три дня до встречи с «Локо» клубный доктор: «Готовься». Я не понял сначала: «К чему готовиться?» - «Будешь играть». И все, шок. Три ночи не спал! Но отстоял ту встречу «на ноль». Очень помогли, конечно, ребята и тренер наш, Виктор Евгеньевич Прокопенко. Поддержали перед игрой, взбодрили, зарядили энергией.

    Андрей Чичкин:  Для меня Волгоград как второй дом- Говорят, Виктор Прокопенко был искусным психологом?

    - При нем в команде уверенность присутствовала. Он как истинный одессит мог к делу с юморком подойти, а мог и вставить по первое число. У Прокопенко почти не было теоретических занятий. В отличие, например, от подхода Гаджиева в «Крыльях». Сидишь по часу в темной комнате, смотришь на экран и чувствуешь, как в сон клонит. Потом выходишь на тренировку и к ее концу только просыпаешься. Прокопенко попробовал так два раза сделать - и плюнул на это дело. Десять минут посидели и пошли тренироваться.

    - Правда, что у Прокопенко предмачтевая установка полминуты длилась?


    - Да, и это тоже любопытно. Сейчас, например, установка в командах длится минут 20. Владимир Сальков в «Роторе» в 2002-м вообще по полчаса настраивал. А у Евгеньича было так. Заходит и говорит: ребята, сегодня соперник такой-то, состав тот же, что в прошлом матче. Все! И тренировки у Прокопенко интересные были. Как, кстати, и у Александра Побегалова в «Луче-Энергии» в 2009-м: что ни занятие, то новое упражнение. В итоге занятия рутиной уже не казались. А Прокопенко любил упражнение «один в один» - расставлял игроков по трем зонам и наблюдал за «сечей» на поле. Потом этот боевой настрой переносился на поле. Вот потому «Ротор» при нем никого не боялся - ни московский «Спартак», ни «Манчестер Юнайтед».

    - Как вам посчастливилось попасть в ту чудо-команду середины 90-х?

    - В 1995-м поехал с юношеской сборной России на турнир в Швейцарию. В это же время там проходила жеребьевка еврокубков - «Ротор» как раз в Кубок УЕФА пробился. Так вот, в аэропорту в Шереметьево стояли в одной очереди с президентом клуба Горюновым. Он в пиджаке был, в галстуке клубном, черно-синем. Потом видел его раза два на трибунах во время турнира. А потом поступило официальное предложение. Звали еще, правда, в «Ростсельмаш», но выбрал Волгоград.

    - Выбирать долго не пришлось?

    - Мне «Ротор» давно нравился. Как раз за то, что никого не боялись ребята. Никогда не забуду, как приехал в декабре 1995-го на сбор в Кисловодск и попал на обед. Захожу в столовую - сидят они. Веретенников, Есипов, Нидергаус… Те, которых по телевизору только видел. Дар речи, конечно, пропал. Это потом уже, когда с ними пообщаешься, понимаешь - такие же люди, как и ты. Когда в 1997-м с основой начал тренироваться, помогали, подсказывали. Но порой, конечно, могли «напихать».

    - Трудно было молодому игроку пробиться в основу того «Ротора»?

    - При Прокопенко трудно. Он делал ставку в основном на опытных игроков. Из молодых при нем появились разве что мы с Денисом Матьолой (играл за «Кубань» в 2003-2006 годах - прим.М.Г.), Вова Смирнов, волгоградский парень, да чуть раньше Саша Беркетов. Но зато не было легионеров. Вплоть до 2004-го, когда из «вышки» вылетели - ни одного иностранца! Только украинец один да узбек. При этом Горюнов детский футбол в городе развивал, спортинтернат содержал.Откуда, например, Алдонин появился в команде? Из клубного интерната. Значит, у «Ротора» была правильная кадровая политика.

    - А сейчас наш футбол идет, как ни печально, в никуда?

    - Куда идет наш футбол, показала сборная. А нынешние игроки карьеру закончат - что тогда? Вы новые таланты видите? Я не вижу. Ходят сейчас споры по поводу лимита на легионеров. Да нельзя его отменять, нашим ребятам тогда вообще доверять не будут. А без доверия не будет у нас игроков. В легионерах не панацея от бед: они не поднимают уровень российского футбола. Редко кто из них играет у нас в полную силу. Да взять тех же бразильцев Леилтона и Соузу, пересекался с ними в «Крыльях Советов». Они так рассуждали: вы все тут рабы, а мы цари. И так повсеместно.

    - Не кажется вам, что наши молодые игроки берут с них дурной пример?

    - У нынешней молодежи зачастую деньги на уме. Получил первые тысячи долларов и думает, что жизнь в шоколаде, расслабляется. А футбол такого не прощает. Я, например, в дубле «Ротора» получал 6 тысяч рублей, по тем временам деньги солидные. А в «вышке» зарабатывал уже раз в 15 больше! Но было осознание того, что расслабляться нельзя. Работа эта, кто бы что ни говорил, тяжелая. Слышал от многих: мол, чего трудного - вышел, полтора часа побегал, миллионы получил. А ты выйди, побегай на сборах где-нибудь в Турции по жаре. Или сыграй матч в той же Элисте, где температура даже вечером за 40.

    - Каково же тогда было играть в Форталезе, куда вы со сборной на матч с бразильцами летали?

    - Очень тяжело, очень. Во-первых, летели целых 30 часов, что уже само по себе утомительно. А во-вторых, когда в середине ноября из Москвы улетали, в столице было 20 градусов мороза. Прибыли в Форталезу, а там на 10 градусов больше, только с плюсом! Амплитуда бешеная, отсюда проблемы с адаптацией. Только вышли из самолета, как обратно домой захотелось. Конечно, к их климату привыкнуть трудно.

    - На ваш взгляд, бразильский климат сказывается на игре европейцев на чемпионате мира?

    - Мне кажется, это основная причина провала тех же англичан и итальянцев. Почему вышли в плей-офф Колумбия и Коста-Рика? Во многом потому, что они к условиям более привычны. Не сплоховали, как видим, только немцы, голландцы и бельгийцы, у которых с «физикой» все в порядке. Я вам скажу, раньше в Бразилии играть было еще труднее. Сейчас там газоны по европейскому образцу, а мы, когда вышли на поле на стадионе «Кастелао», удивились - ноги проваливаются. Оказалось, трава у них там особенная, плетеная какая-то и очень мягкая. Нам бегать было жутко неудобно, а они-то привычные!

    - Во многом поэтому так крупно «сгорели» - 1:5?

    - Помню, перед началом матча на полчаса на арене погас свет. Зрителям-то ничего: люди в темноте танцевать умудрялись! А вот мы, видимо, успели «перегореть». Готовишь себя, настраиваешься - а тут бац, и форс-мажор. Хотя нельзя, конечно, только на косвенные причины все валить. Есть объективные: у них в основе половина вице-чемпионов мира-1998 вышла, а у нас в заявке 11 дебютантов. Тому же Семаку, получше остальных смотревшемуся, всего 22 было. Понятное дело, даже на ничью не рассчитывали. Когда я вышел на поле за полчаса до конца матча, мы «горели» 0:4. Встал в «рамку» и не понимал, где нахожусь. На трибунах 75 тысяч, все поют, танцуют, веселятся. А как вышли на тренировку, нам аплодировать начали. Необычно, конечно.

    - То есть несмотря ни на что, идея проведения чемпионата в Бразилии оправданна?

    - Думаю, да. Нам ведь после той игры дали три дня выходных, сборную повезли в Рио-де-Жанейро. Сезон в России закончился, так что отдыхали, купались, гуляли. Удалось попасть на пляж Копакабана - ощущения непередаваемые. Ночью там включают искусственное освещение, и народ играет в футбол. Круглыми сутками мяч гоняют! По футболу там, конечно, сходят с ума. А когда побываешь в фавелах, местных трущобах, понимаешь: для многих это путевка в жизнь.

    Тот же защитник Кафу, двукратный чемпион мира, против которого вы тогда играли, вырос в фавелах Сан-Паулу.

    - Там не только он такой. Вообще, команда у них была сумасшедшая: как вспомню, так мурашки по коже. Эмерсон, Кафу, Вампета, Сержиньо, Аморозо, Ривалдо, Денилсон, Рожерио Сени… Аморозо, кстати, мне гол забил, постоянно в напряжении держал. Да от них от всех, в принципе, опасность исходила. А вообще, так или иначе, благодарен судьбе за то, что довелось сыграть с бразильцами. Да еще с теми бразильцами, вице-чемпионами мира. Память, как говорится, на всю жизнь.

    - Не получилось на память свитерами с Рожерио Сени обменяться?

    - К сожалению, нет. У вратарей это не так распространено, как у полевых игроков. Хотя парочка свитеров у меня дома лежит. В том числе француза Ландро (вице-чемпион мира-2006), с которым не раз встречались еще на юношеских турнирах. А во французской «молодежке» вместе с Ландро играли Анри, Трезеге, Сиссе. Причем, первые двое уже тогда, в 1998-м, в национальную команду привлекались, чемпионами мира стали. И, представьте, мы этих парней обыграли. Встречались с ними в рамках отбора к сиднейской Олимпиаде-2000 и дома победили - 2:1.

    - Этот тот самый отбор, когда мы каким-то чудом не попали на Олимпиаду?

    - Да, жалко, что не попали. Команда-то отличная была: Ролан Гусев, Володя Бут, Макс Бузникин, Денис Лактионов, Дима Булыкин… Все уже на тот момент выступали в высшей лиге либо за рубежом. И по турниру мы шли довольно гладко, французам всего 1 очко в группе уступили. Оттого и задаешься вопросом, как уступили словакам в «стыках». Не знаю даже, что тогда сыграло ключевую роль. Наверное, недооценка соперника. Потому что даже в Москве они смотрелись лучше нас (россияне уступили 0:1, - прим.М.Г.).

    - И все-таки перед ответным матчем у нас оставались хорошие шансы, согласитесь?

    - Оставались - нужно было дважды забить и не пропустить. Но стали словаки проверять табло, когда мы тренировались, и высветился счет 3:1 в их пользу. В итоге так и сыграли! Не знаю, что это - совпадение или злой рок. Но за ту «молодежку» действительно обидно. Главное, у нас была команда. Никто никому не завидовал, никто никого не подсиживал. Причем, играли за страну, а не за зарплату. И многие ребята из той «молодежки», заметьте, потом не затерялись в национальной сборной. Чего не скажешь о нынешней команде.

    - То есть в 2002-м, когда Валерий Газзаев вызвал вас на сбор перед матчем со шведами, встретили старых знакомых?

    - Конечно, многих знал. Кого-то еще по «молодежке», кого-то по чемпионату. Но то уже была своем другая сборная, нежели в 1998-м. Взять ту же вратарскую линию. На матч с бразильцами Анатолий Бышовец взял меня и Новосадова, двух дебютантов. У Газзаева же был выбор погуще: тут и молодой Малафеев, и опытные Овчинников с Нигматуллиным. Со шведами поэтому я так и не сыграл, но опыта поднабрался. У того же Сергея Овчинникова можно было многому поучиться. У него ведь сумасшедший авторитет: попробуй на поле не сделать того, что он сказал - получишь по первое число.

    Гол Топчу помню до сих пор

    Вы как-то признались, что не любили кричать на защитников во время матча. Экономили силы?

    - На крик действительно тратишь много энергии, но иногда это необходимо. Допустим, вовремя подскажешь защитнику, что у него за спиной нападающий, и у тебя же меньше работы будет. Вот Овчинников умел голосом игроков «расставлять» и потому часто без работы оставался. В том, в общем-то, и заключается класс вратаря. У меня понимание таких нюансов появлялось с годами - все-таки опыт штука важная. Голкипер вообще - как хорошее вино: чем старше, тем лучше становится. И потому, когда вижу, что ребята боятся лишний раз крикнуть, подсказываю им.

    - В молодости в «Роторе» к Олегу Веретенникову и компании как обращались - по имени-отчеству?

    - Поначалу было такое, но только первое время. В игре ведь не до званий и регалий, там отчество выговаривать некогда. У каждого в команде была кличка, ее и использовали. Бывало даже такое, что кличку помнишь, а имя - нет. И голос подать первое время стеснялся, ребята сами сказали: если по делу, то кричи. От вратаря должна исходить уверенность - тогда команда не будет играть с оглядкой на свои ворота. Если защитники чувствуют, что сзади все надежно, то действуют увереннее. Бывает даже так: вытащил «мертвый» мяч, и команда ловит кураж.

    - Часто вы лично ловили в «рамке» кураж и творили чудеса?

    - Такие игры бывают, но их не так много. Например, матч с украинцами в отборе к Олимпиаде на киевском стадионе «Динамо». Уступили тогда 0:1 плюс еще вдесятером остались, но могли и пять, и шесть мячей пропустить. Или матч в 2002-м с «Крыльями», после которого тренер самарцев Тарханов обещал к себе забрать. Помню, вытащил тогда пенальти от Андрея Каряки, а потом еще и добивание Влада Радимова отразил. Трудно объяснить, как поймать кураж, это нужно раз почувствовать. Но определенная доля фарта здесь, безусловно, есть.

    - А вот для отражения пенальти что важнее - фарт или опыт?

    - Можно попробовать предугадать удар. По многим признакам: по разбегу игрока, повороту стопы, по взгляду. По мячу же реагировать трудно, все равно действуешь наугад. Но отрабатывать пенальти можно, что мы и делали в «Роторе». В итоге в сезоне пару-тройку «пеналей» да возьмешь. Тут ведь тоже есть свои хитрости: например, показываешь, что идешь в один угол, а прыгаешь в другой. Но прыгать нужно тогда, когда игрок уже опустил глаза на мяч перед ударом.

    - То есть мастерство заключается в том, чтобы поймать нужный момент?

    - В принципе, да, но это тяжело. Игрок ведь тоже пытается тебя перехитрить, и тут, как говорится, кто кого. Так, когда я только-только в «Крылья» перешел, мы играли на Кубок премьер-лиги (турнир проводился только в 2003-м, - прим.М.Г.) с… «Ротором». Дважды судья назначал в наши ворота пенальти. И дважды к мячу подходил Валера Есипов. Я точно знал, куда он пробьет, куда прыгать. Но оба раза он забил. Удары был настолько сильные и точные, в угол, что просто не дотянуться. Вот тебе, казалось бы, и опыт.

    - Но в целом запоминали, у кого из партнеров какой удар?

    - На тренировках волей-неволей запомнишь. У Веретенникова, например, очень неприятный удар, точный и сильный - руки потом побаливали. А Нидергаус, напротив, никогда не бил на силу, но довольно часто попадал. Я вам скажу, в «Роторе» хороших исполнителей хватало. Но особенно тяжело было в «Крыльях» отражать удары Андрея Тихонова. Еще по московскому «Спартаку» его помню - очень умный, грамотный футболист. До последнего смотрел на вратаря, и если малейшее движение в сторону сделаешь, пробьет в другую. А таких мастеров среди красно-белых было еще больше, чем в «Роторе».

    - Именно поэтому матчи со спартаковцами для многих незабываемы?

    - После таких поединков голова еще долго кружится. Настолько они своими «кружевами» тебя запутывали, что приходил в себя часами. Но «Спартак», скажу честно, никогда не любил. И даже поэтому отказался туда переходить, когда в 2002-м приглашали. Почему не любил? Потому что с детства болею за киевское «Динамо» (улыбается). Правда, ни разу на матчах киевлян так и не был. Да сейчас и не съездишь туда… Но в «Спартак» идти желанием не горел. Потому, собственно, и выбрал вариант с «Крыльями».

    - Тяжело было расставаться с Волгоградом и командой, в которой стали по-настоящему вратарем?

    - Для меня Волгоград как второй дом. Собственно, потому я туда дважды возвращался. В первый раз в 2004-м, тогда мы вылетели. А во второй - в 2010-м, когда команда уже в первой лиге выступала. В Волгограде ведь и болельщики особенные. Когда с «Севером» на сборы туда приезжали, они приходили, активно поддерживали. Всегда приятно, когда тебя помнят. Да еще помнят в городе, где прошли лучшие годы твоей карьеры.

    - Не ощущаете сейчас себя больше волгоградцем, чем краснодарцем?

    - Нет, такого нет. Хотя многие путают, думают, я из Волгограда. Конечно, жалею, что не довелось-таки поиграть дома, на малой родине. Хотя шанс был: перед сезоном-2004 Александр Борисович Молдованов, на тот момент гендиректор «Кубани», звал к себе, но тогда я выбрал «Ротор». А в итоге случилось так, что вылетели и те, и другие. Кстати, тот матч в Краснодаре (1:1, - прим.М.Г.) помню до сих пор, особенно помню гол Топчу со штрафного метров с 30-ти. Сумасшедший гол получился: мяч сначала в меня летел, а потом прямо передо мной изменил траекторию и… «юркнул» в угол.

    - Часто в ваши ворота такие шальные мячи залетали?

    - Самый шальной и обидный я пропустил в 2006-м от Кавенаги. «Ростов» играл как раз с московским «Спартаком», и я далеко вышел из вратарской. Аргентинец это увидел и пальнул по воротам - до них метров 40, наверное, было. В итоге забил… Такие обидные голы бывают у каждого в карьере. Бывают и еще обиднее, но в данном случае нужно неудачу просто пережить. Некоторые в такой ситуации психологически ломаются, падают духом. Здесь все зависит от человека, насколько крепок он нервами.

    Именно поэтому считается, что голкиперы - люди, так сказать, не от мира сего?

    - Вы знаете, мне часто задают подобный вопрос. Причем, задают его опять же игроки - нападающие, защитники. И я отвечаю: «Вы же сами видите, что это не так». Нельзя ни в одной профессии судить обо всех людях по одному человеку, и наоборот. Все мы, голкиперы, разные. У каждого свои заморочки, сильные и слабые стороны, даже приметы свои.

    - Кстати, о вратарских приметах. Вы в них верите или не верите?

    - Не сказать, чтобы совсем не верю, но отношусь к ним спокойно. Единственное, что делал постоянно, так это первыми надевал левую перчатку и левую бутсу. На том мои приметы заканчиваются. Помню, один тренер мне сказал: попробуй перед очередным матчем повторить все то, что делал перед удачно проведенной игрой. То есть спать на том же боку, встать с той же ноги и так далее. Мне не помогало - проверено на личном опыте. А вот кому-то, может, и приносит фарт.

    Захарчук сказал: «Я у тебя за спиной»

    - Какой сезон для себя считаете самым фартовым или, по-другому, лучшим?

    - Наверное, все-таки 1998-й: уж больно много событий он в себя вместил. Что касается «Ротора», то за все 6 лет мы тогда были ближе всего к медалям, четвертыми стали. Было много и личных успехов: дебют в чемпионате страны и национальной сборной, а также в еврокубках. В Кубке УЕФА, правда, оба матча проиграли сербской «Црвене Звезде» - оба по 1:2. Но все-таки международный опыт, как-никак. Плюс еще лучшим молодым игроком чемпионата признали… Действительно успешный сезон.

    - Не возникло у вас тогда своего рода «звездной болезни»?

    - Пожалуй, чрезмерная самоуверенность присутствовала, но футбол сам ее лечит. Достаточно одной неудачной игры, чтобы спустить человека с небес на землю. У меня таким «спуском» стал матч с ЦСКА в следующем сезоне. Как сейчас помню, разгромили нас 1:5. Ощущение, конечно, было жуткое. Вроде все до того шло неплохо, а тут… В такие моменты нужно хорошенько подумать. Подумать над тем, что же делаешь не так и что нужно исправить. Другими словами, произвести «перезагрузку».

    - Что особенно встряхивает в такие моменты? Быть может, конкуренция?

    - Да, здоровая конкуренция всегда подстегивает. Прокопенко говорил так: «Шанс тебе я дам, а воспользуешься им или нет - уже твое дело». Мне такой шанс представился в матче в Ярославле, когда мы «горели» «Шиннику» к 10-й минуте 0:2, и Захарчука поменяли на меня. Отыграл, помню, неплохо, а потом в подтрибунке Платон мне сказал: «Помни, я у тебя за спиной». Это своего рода подстегивание: мол, не расслабляйся, я рядом. Мы с Захарчуком за пределами поля прекрасно общались, даже дружили. Но на тренировке мы уже конкуренты, и так и должно быть.

    - Когда выступали за владивостокский «Луч» уже в первой лиге, стимулы для себя было труднее найти?

    - Стимул у вратаря есть всегда: отстоять «на ноль». Выйти на поле и оставить свои владения «сухими». В чем, собственно, суть вратарской профессии и заключается. После премьер-лиги перестроиться на первую для меня было нелегко. Не в плане расписания, расстояний и нагрузок - прежде всего, в плане психологии. Даже в первой лиге нужно, так сказать, «держать марку», не опускаться ниже определенного уровня. И интенсивные тренировки Побегалова позволяли не опускать планку, быть в хорошей физической форме.

    - А ставшие притчей во языцех долгие перелеты на «физике» сказывались?

    - Когда летишь «на континент», то есть из Владивостока, перелет переносится легче. Достаточно одного дня, чтобы привести организм в чувство, адаптироваться. Но обратный путь превращается в сущий кошмар. Три дня потом не можешь заснуть! Как правило, после прилета мы собирались на базе в четыре часа утра… пить чай. Спать не хотелось совершенно.

    - В Мурманске с его полярными днями и ночами была схожая история?

    - Трудно было, прежде всего, поначалу, с непривычки. Приезжали новые ребята и удивлялись: «Парни, как вы тут спать умудряетесь? Ночью светлее, чем днем». А потом спустя какое-то время они уже слушали ту же самую «песню» от новоприбывших. Человек ко всему привыкает, в том числе к экстремальным условиям.

    - В «экстремальный» Мурманск поехали по приглашению возглавившего клуб Валерия Есипова?

    - Да, именно он меня в «Север» позвал. Ведь со знакомыми, да еще с хорошо тебе знакомыми людьми, работать проще, общий язык искать уже не нужно. Он пригласил многих ребят из Волгограда, с которыми еще в 2010-м в «Роторе» играли. Вокруг них строился костяк команды, появлялась постепенно сыгранность. И, считаю, за пару лет Есипову удалось создать в Мурманске боеспособный коллектив. Но в прошлом году он уволился, и я тоже стал подумывать об уходе. Новый тренер, Леонид Иванович Ткаченко, предлагал мне стать играющим тренером, но я отказался.

    - Решили дать, как говорится в таких случаях, дорогу молодым?

    - В какой-то определенный момент нужно сказать себе: стоп, хватит. Нужно переступить через игроцкое самолюбие и предоставить шанс молодому, перспективному парню. В «Севере» сейчас такой есть - это Олег Смирнов. Кстати, он был недавно на просмотре в нижегородской «Волге». Но там нынче три голкипера на контракте, так что не срослось. Около года я с ним работал, а когда он проводил очередной матч, повторял слова Платона Захарчука: «Я у тебя за спиной». И парень прибавлял от матча к матчу. Ему важно было почувствовать уверенность, ощутить себя первым номером в команде.

    - Сейчас, уже по завершении карьеры, сильно скучаете по тому, что недавно оставили?

    - Конечно, очень тянет обратно. Вот смотришь по телевизору чемпионат мира и анализируешь: а как бы я поступил в данной ситуации, как бы сыграл. Любого футболиста по окончании карьеры, скажу вам честно, тянет обратно, это естественный процесс. Есть люди, которые подаются потом в бизнес или еще куда, но сердце не обманешь. Лично для меня футбол - это все, жизнь моя. Теперь вот тренируюсь с краснодарским «Олимпом-Универспортом», буду форму через матчи краевого первенства поддерживать. Ну и параллельно, конечно, заниматься с детишками.

    - Возможно ли ребятам передать весь тот огромный опыт, который у вас накопился?

    - Во всяком случае, я очень постараюсь. Знания ведь мои не в тетрадках записаны, они все в голове хранятся. Плюс читаю специальную литературу, Интернет штудирую: недавно, например, изучал тренировки Петра Чеха. Скажу вам, европейская вратарская школа от нашей немногим отличается, наоборот, там во многом переняли советскую методику. Большое внимание уделяется работе ног, ловле мяча, правильному отражению ударов.

    - Но к каждому воспитаннику нужно разработать индивидуальный подход, правильно?

    - Это обязательное условие. У одного, допустим, ноги развиты лучше, у другого хуже. Один уже уверенно ловит мяч, другой еще совершает ошибки. Нужно смотреть, у кого какие проблемы, и решать их в частном порядке. Ведь после развала Союза российской вратарской школы так и не возникло, нужно пробел восполнять. Кстати, в Краснодаре данный процесс идет полным ходом. Посмотрите: открыл свою вратарскую школу Максим Фролкин, появился краснодарский филиал Школы вратарей Руслана Нигматуллина. И это правильно - за детьми будущее. Значит, нужно их хорошенько подготовить, чтобы в футболе они не затерялись. И в этом на данный момент вижу для себя цель.

    Максим Герасин
    Источник: Независимая спортивная газета
    Поделись новостью с друзьями через:
    Написал: Realist  (21 июля 2014 12:40)
    Администратор
    Жаль, что делиться своим опытом он будет не в Волгограде...
    --------------------
    Моб: +7 909 386 04 13. Эльдар
    WhatsApp: +7 927 532 03 30
    • 0
    Написал: teo83  (21 июля 2014 10:24)
    Посетитель
    Отличное интервью прекрасного вратаря.
    • 0
    Написал: Maks25  (20 июля 2014 23:20)
    Посетитель
    интересное интервью!
    • 0
    Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Таблица Первенства

    1. ЦСКА 15 32
    2. Зенит 15 31
    3. Спартак 15 29
    4. Динамо 15 27
    5. Ростов 15 26
    6. Ахмат 15 24
    7. Локомотив 15 24
    8. Сочи 15 24
    9. Краснодар 15 21
    10. Рубин 15 21
    11. Урал 15 16
    12. Химки 15 15
    13. Арсенал 15 13
    14. Тамбов 15 12
    15. Ротор 15 8
    16. Уфа 15 7

    [ Полная таблица ]

    Последний матч

    22 ноября 2020

    РПЛ. Сезон 2020-2021

    15 Тур


    Ротор Урал

    0 : 0

    Прогноз на матч: 1:1

    сделано прогнозов: 83


    Стадион «Волгоград Арена».


    Последние комментарии

    Календарь

    «    Ноябрь 2020    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    30 

    Архив публикаций

    Архив